Список альбомов:



Преподобный Трифон Вятский

священномученник Андроник Пермский

Преподобный Трифон Вятский

Память 8/21 октября

О таких святых, как Трифон Вятский, в Священном Писании говорится: «память праведного с похвалами». Как и многие другие русские святые (Сергий Радонежский, Кирилл Белоезерский, Стефан Великопермский), преподобный Трифон получил в детстве доброе христианское воспитание. Благодаря этому в его душе все возрастала полученная в таинстве крещения благодать Святого Духа, так что он стал от юности избранником Божиим. Он был строителем двух первых монастырей в Вятской стороне. Пыскор, Чердынь, Чусовая, Мулянка–  все эти места на нашей пермской земле также связаны с именем преподобного.    

Преподобный Трифон, названный в крещении Трофимом, происходил родом из селения Малая Немнюшка, Пинежского уезда, Архангельской губернии. Он родился около 1546 года. Его родители, Димитрий и Пелагея, были земледельцами, жили в благочестии и правде. С юности Трофим стремился к иноческой жизни. Услышав однажды в храме проповедь священника о том, что человека, принимающего на себя иноческий образ, Господь причисляет к Своим избранным, юноша тайно оставил родительский дом. Душа его жаждала уединенной подвижнической жизни. Скитаясь, в образе бедного странника, юноша нашел приют в Великом Устюге, родине святителя Стефана Пермского. Здесь Господь даровал ему наставника – священника Афанасиевской церкви Иоанна. От него получил Трофим первые наставления и благословение на страннический образ жизни для сохранения чистоты душевной и телесной.

Предав себя всецело воле Господней, Трофим отправился далее в странствие, ища лишь «единаго на потребу» - спасения души своей. Подвиг странничества преподобный будет нести всю свою исполненную скорбей жизнь. Странничество внешнее и внутреннее, как образ жизни и как духовное понятие – одна из отличительных черт духовного облика преподобного Трифона.

В своих странствиях приходит наконец Трофим в Пермь Великую. Он поселяется в слободе Аники Строганова, близ Орла-городка (поселок Орел, недалеко от Усолья). Уже в этот период своей жизни преподобный творил чудеса исцеления и пророчества, многочисленные описания которых приводятся в святоотеческой литературе.

Внутренне, по расположению своего сердца, Трофим давно уже стал монахом, внешнее же исполнение своего обещания Господу – стать иноком – он предоставил промыслу Божию.

Недалеко от тех мест, где жил Трофим (городок Орел и село Никольское) в 1558-1560 годах «именитыми людьми» Строгановыми был построен первый в Прикамье монастырь – Пыскорский Преображенский. Впоследствии он стал богатейшим на Урале. Игумен Варлаам, первоначальник и строитель обители, увидел в юном Трофиме будущего подвижника и наставника многих ко спасению. И вот возрасте 22 лет (приблизительно в 1568 г., во время правления Иоанна IV  Грозного) Трофим от руки игумена Варлаама принимает монашеский постриг с именем Трифон. Новопостриженный инок с пламенною ревностию о Господе предался подвигам благочестия.

Основание всех добродетелей преподобного Трифона Вятского это его смирение. Слава преподобного все умножалась, и многие люди стали приходить к нему ради духовной пользы. Уже в молодом возрасте преподобный был умом старец и мог назидать и утешать ближних.  Избегая молвы людской, от юности имел обычай с места на место переходить, дабы добродетельное житие его ведомо было только одному Богу. Любил преподобный смирение с молчанием и странничество ради Христа.  Спустя некоторое время он решил оставить Пыскорский монастырь и отправился в путь в поисках удобного места для безмолвного жития.

Преподобный Трифон вышел тайно из Пыскорского монастыря и направился к берегу  Камы. Там  нашел он небольшую лодку и пустился вниз по реке. Возле местечка, где Нижняя Мулянка  впадает в Каму (называемого сейчас Нижние Муллы), некая сила сама вынесла лодку на берег. Здесь преподобный Трифон  благоволением Божиим  и поселился, построил себе небольшую хижину. Преподобный прибыл на это место в июле 1570 года.

В том месте, где поселился преподобный находилось татарское идольское капище. Язычники-татары поклонялись большому дереву – огромной ели. На ней было много серебра, золота, тканей, кож – все это вешали остяки. С Божией помощью срубил преподобный ель и все идольские жертвы на ней сжег. Он не «потерпел вред» от этого, чем удивил остяков, и они сказали: «Велик Бог христианский и нашего бога сильнее». Многие из язычников, уверовав, крестились во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В то время в Пыскорском монастыре на соляном промысле прекратилось течение соляного раствора. Настоятель и братья много слышали о преподобном, что он пребывает в пустыне и по его молитвам бывает много чудес и исцелений. Они явились к святому Трифону и стали умолять его вернуться в Пыскорский монастырь. Возложив все упование на Бога, преподобный приплыл с братией в Пыскор и, простив всех, сказал: «Господь посреди нас». Он сотворил молитву, и вскоре соляной раствор пошел еще больше прежнего.

В скором времени покинул он монастырь с намерением удалиться на безмолвие и, придя к Строгоновым, стал просить у них место для жительства. Они повелели идти ему на реку Чусовую. После долгих поисков выбрал преподобный себе глухое место на высокой горе, где поставил себе небольшую хижину. Как ни стремился преподобный к совершенному безмолвию, по дивному смотрению Божиему, и на новом месте жительства стали приходить к нему люди – ради душевной пользы, для наставления и поучения, а также для исцеления от различных недугов. По его молитвам здесь было явлено много чудес и исцелений.

Пожил преподобный на Чусовой около девяти лет, и многие вогулы-язычники приходили креститься к нему, а также болящие различными недугами получали от него исцеление. Так прожил там преподобный девять лет, всегда пребывая в трудах и подвигах, в посте и молитве, непрестанно Бога моля о своих грехах слезы проливая…

Преподобный Трифон освятил своими молитвами и подвигами эти места и положил начало основанию монастыря. Ушел преподобный с реки Чусовой в 1579 году. Он направился к своему духовному отцу Варлааму в Чердынь, в монастырь святого Иоанна Богослова.

Прибыв туда, он поведал ему обо всем бывшем с ним и открыл, что неведомо почему с некоторых пор посещает его и ночью и днем мысль пойти в Вятскую страну, о которой слышал он, что во всем там изобилие, лишь духовно скудна Вятская земля и нет в ней монастыря. Просил преподобный духовного отца своего возвестить, будет ли ему на пользу идти в вятскую землю. Вот какое дивное смирение и послушание явил преподобный, хотя сам уже был достаточно опытен в духовной жизни и обладал многими чудесными дарованиями. Игумен Варлаам отвечал ему: «Чадо, благословенное Богом Вышним, ты добре потрудился уже и пришел к моему смирению воспросить. Самим Богом ты уже наставлен, и Сила Вышнего осенила тебя, и Он тебе благоволит и наставляет на путь истинный… и от меня смиренного да будет тебе мир и благословение отныне и навеки».

Так преподобный отправился в путь на Вятку и добрался вверх по Каме до городка Кая. В 1580 году 18 января, в день памяти святых отцов наших Афанасия и Кирилла Александрийских, пришел преподобный сначала в город Слободской и, пожив там немного, дошел до града Хлынова (старинное название города Вятки). Вскоре обрел преподобный место, на котором можно было бы создать обитель.

Вятчане возлюбили его и написали челобитную государю Ивану Васильевичу (Грозному) и митрополиту Антонию с просьбой благословить преподобного Трифона на строительство в Вятке монастыря. Самого же преподобного с честью отправили в Москву.

В марте 1580 года преподобный Трифон был рукоположен в сан священника Преосвященным митрополитом Антонием и получил от него грамоту на строительство Успенского монастыря в Хлынове. Митрополит Антоний  благословил преподобного иконой Божией Матери Одигитрии и, наставив его от Божественного Писания, отпустил с миром. В том же году, 12 июня, получил преподобный от царя Ивана Васильевича Грозного строительскую грамоту, по которой отдавались ему в собственность для монастыря две древние церкви в Хлынове с книгами и колоколами.

Как и многие другие русские святые – преподобный Сергий Радонежский, Кирилл Белоезерский, Варлаам Хутынский – преподобный Трифон был духовным наставником людей разных сословий – князей, бояр, купцов, крестьян, другом и собеседником святителей – святейших патриархов Иова и Гермогена. Однажды был он как-то в Казани, где беседовал с митрополитом Гермогеном. Тогда же преподобный предсказал ему, что он будет патриархом в царствующем граде Москве и мученически окончится его жизнь, что и сбылось впоследствии. (Святейший патриарх Гермоген мученически скончался от голода 17 февраля 1612 года).

Значительное время (двадцать с лишним лет) подвизался преподобный в созданной им обители. Строго запрещал преподобный братии употребление вина, пива, заповедал им всегда пребывать в посте и воздержании, в чем сам всегда первый показывал пример. Втайне он носил на теле своем железные вериги и власяницу. Если что-либо приносили или жертвовали в обитель, преподобный отдавал все в монастырскую казну, сам ничего не имел в келье, кроме святых икон и книг. Всех приходящих к нему он принимал с любовью, угощал монастырской трапезой, у себя же в келье пищи не имел и гостей не принимал, и сам никогда в келье не трапезничал. Того же требовал он и от братии.

Успенский монастырь, основанный преподобным в Вятском крае, имел огромное просветительское значение для всего населения этих мест. Преподобный был истинным носителем христианского просвещения и светочем благочестия. Он был наставником не только для братии своего монастыря, но не оставлял без пастырского попечения и монастырских крестьян. Преподобный часто путешествовал по монастырским землям (вотчинам), простиравшимся даже за пределы Вятского края и входившим в состав Казанской губернии. Он видел и хорошо знал быт крестьян, как истинный пастырь заботился об их духовном просвещении. Везде в вотчинах Вятского монастыря строились церкви, управлялись вотчины монастырскими ставленниками, которым благословлялось справедливо творить суд по разным крестьянским вопросам, строго наблюдать за их нравственностью («чтобы не было вина, пива, курения, воровства, разбоя, душегубства, блуда»). Во время молебных пений перед святыми иконами бывали многие знамения и чудеса людям, те же давали преподобному милостыню для обители. Не забывал Трифон и нищую братию Христову и всем требующим помощи щедро благотворил. После молебных пений преподобный окроплял молящихся святой водой. Они прикладывались к образу святителя Николая, после чего многие получали исцеления от различных недугов. Эти чудеса, числом пятьсот, были записаны в особой книге, хранившейся в обители Успения в Хлынове.

В городе Слободском, по промыслу Божию, преподобному было назначено также создать иноческую обитель. С любовью приняли жители преподобного Трифона и выделили ему место под строительство монастыря. Вскоре на пожертвования христолюбцев был создан монастырь в честь Богоявления Господня. Молитвами и трудами преподобного вскоре была воздвигнута надвратная церковь во имя святого Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных. (Этот деревянный храм, построенный в 1610 году, чудом сохранился до наших дней).

Еще во время строительства Успенского монастыря в Хлынове преподобный не раз совершал путешествия по Русскому Северу. Там, в усольских и устюжских городах, по рекам Вычегде и Двине он организовывал крестные ходы с чудотворными иконами, которые привозил с собой. Этот благочестивый обычай стал впоследствии доброй традицией в его монастыре.

Так преподобный добрался до самого Белого моря и до великой, Богом спасаемой Соловецкой обители. В Соловецком монастыре он усердно молился у святых, молитвенно призывал преподобных Зосимы и Савватия. Были среди соловецких иноков прозорливые отцы, которые предсказали ему, что он вскоре преставится к Богу. Преподобный ответил им: «Знаю и я, что близ есть кончина моя, но помолитесь за меня, отцы и братия, чтобы сподобил меня Господь видеть на Вятке Дом Успения Пречистой Богородицы и там обет свой иноческий исполнить. Желал бы я быть там погребенным». Прибыл он в Хлынов тяжело больным. Дав последний наказ любимому ученику Ионе Мамину, исповедавшись и причастившись Святых Христовых Таин, 8 октября 1612 года, преподобный Трифон мирно почил.

В течение всей своей исполненной скорбей и болезней подвижнической жизни преподобный Трифон был строгим хранителем и ревностным исполнителем монашеских уставов и правил, оставленных его предшественниками – святыми отцами – подвижниками. В духовной жизни он умоляет архимандрита Иону и всех последующих архимандритов Успенской обители подражать в подвигах и строгом соблюдении древних монашеских уставов преподобным отцам – создателям монастырей и основоположникам монашества: преподобным Евфимию Великому, Савве Освященному, преподобным Феодосию Киево-Печерскому, Варлааму Хутынскому, Сергию Радонежскому, Кириллу Белоезерскому, Зосиме и Савватию Соловецким. Преподобный Трифон создал монастырь, который был центром просвещения для всей вятской земли.

Особое духовное родство связывает преподобного Трифона со святителем Стефаном Пермским. Первое духовное наставление преподобный получил на родине святителя, в Устюге. Преподобный Трифон продолжил начатую святителем Стефаном проповедь Евангелия на пермской земле. Как и святитель Стефан, он проповедовал христианство языческим племенам, сокрушал их идолов (святитель Стефан срубил «прокудливую» березу, а преподобный Трифон – ель), крестил новообращенных. Неслучайно преподобный вышел рубить ель, бывшую идолом для остяков, возложив на себя икону, где с прочими святыми был изображен святитель Стефан Пермский.

За годы управления Успенским монастырем (20 лет) преподобный Трифон собрал в обители значительное количество духовной литературы. «Опись имущества Успенского монастыря 1601 года зафиксировала 130 рукописных и печатных книг… еще 14 книг хранилось в келье Трифона» (из 144 книг 23 были печатные, остальные – рукописные). В библиотеке, кроме богослужебной литературы, имелись следующие поучительные и душеспасительные книги: «Устав многих монастырей», «О постничестве», «Странник», «Измарагд», творения Ефрема Сирина, книги Андрея Критского, Аввы Дорофея, Иосафа Царевича, Иоанна Лествичника.

В библиотеке монастыря также находились жития преподобных Антония Сийского, Александра Свирского, Кирилла Белоезерского, блаженного Прокопия Устюжского, соловецких, муромских и киево-печерских чудотворцев. В рукописных тетрадях были найдены повести о житии Антония Римлянина, Стефана и Лазаря Сербских, святителя Николая Чудотворца. У преподобного Трифона в келье, кроме молитвенных, имелись также книги «Послание в монастырь» и «Жития святых отец». Такое ценное собрание письменности лучше всего свидетельствует о любви настоятеля к просвещению, о любви монастырской братии к чтению. Перепиской книг занимался сам игумен Трифон.

Святые не нуждаются в нашем прославлении. На Небесах они прославлены Самим Богом и в вечной радости ликуют со Ангелами и всеми святыми. Мы же, взирая на их светлые лики и вспоминая их подвиги, в меру своих сил должны подражать им.

Монахиня Георгия (Братчикова)

Библиография:

- Преподобный Трифон - земной ангел и небесный человек / сост. монахиня Георгия (Братчикова). Пермь, издание Верхнечусовской Казанской Трифоновой женской пустыни, 2010.