Список альбомов:



Хранитель святых мощей

Хранитель святых мощей

В 2021 году исполняется 100 лет со дня прибытия святых мощей преподобномученицы Елисаветы и ее верной помощницы инокини Варвары (Яковлевой) в Святую землю, куда их, преодолев много трудностей и испытаний, доставил скитоначальник Белогорского монастыря игумен Серафим (Кузнецов). О долгом пути из России в Иерусалим  на основании документов, приведенных в книге Чрезвычайного и Полномочного посла РФ в Израиле Петра Владимировича Стегния, мы расскажем в данной статье.

18 июля 1918 г. красноармейцами были сброшены в Алапаевскую шахту представители Императорского Дома Романовых: Великая Княгиня Елизавета Федоровна, ее келейница инокиня Варвара (Яковлева), Великий Князь Сергей Михайлович, князь Иоанн Константинович, князь Игорь Константинович, князь Константин Константинович, князь Владимир Палей и управляющий делами Великого Князя Сергея Михайловича – Ф. С. Ремез. Место казни было обнаружено войсками белой армии в начале октября того же года. 8-11 октября тела мучеников подняли из шахты на поверхность, чтобы должным образом произвести захоронение их останков.   Помощник Верховного уполномоченного Российского правительства на Дальнем Востоке В. А. Глухарев впоследствии писал: «Тело Великой Княгини Елизаветы Федоровны, несмотря на то что все тела находились в шахте в течение нескольких месяцев, было найдено совершенно нетленным; на лице Великой Княгини сохранялось выражение улыбки, правая рука была сложена крестом, как бы благословляющая».

По милости Божией, несмотря на приближение частей Красной Армии к Алапаевску, священнослужителями было совершено отпевание убиенных. В книге «Мученики христианского долга» игумен Серафим (Кузнецов) писал: «Вечером 18 октября собором духовенства в числе 13 протоиереев и священников была отслужена заупокойная Всенощная. Народу было так много, что не только заполнен был сам храм, но и вся окружающая площадь. Уром 19 октября пришли крестным ходом в кладбищенскую церковь, где отслужили панихиду и с пением «Святый Боже» гробы понесли в собор, где была совершена заупокойная литургия, а после нее –  отпевание мученически пострадавших Августейших страстотерпцев…».

В Свято-Троицком соборе Алапаевска гробы с останками Царственных мучеников оставались восемь месяцев,  до июля 1919 г. К этому времени Красная Армия перешла в наступление по всему фронту, от Самары до Вятки. 7 июля 1919 г. следователь Н. А. Соколов, руководитель комиссии по расследованию алапаевского убийства, получил от Главнокомандующего колчаковскими войсками генерал-лейтенанта М. К. Дитерихса предписание «вывезти из города Алапаевска на станцию Ишим, Омской железной дороги» (где находился его штаб), останки убиенных. Соколов  не располагал достаточным количеством помощников, к тому же своей главной задачей он считал спасение архива следствия об убийстве Царской Семьи, потому сопровождение алапаевских гробов он поручил игумену Серафиму (Кузнецову). Действовать надо было быстро. 14 июля, погрузив гробы в товарный вагон, отец Серафим выехал из Алапаевска, который на следующий день был взят красноармейцами.

В дальнейшем игумен Серафим писал: «От Алапаевска до Тюмени ехал один с гробами десять дней, сохраняя свое инкогнито, и никто не знал в эшелоне, что я везу восемь гробов. Это было самое трудное, ибо я ехал без всяких документов на право проезда, а предъявлять уполномочия было нельзя, ибо тогда бы меня задержали местные большевики, которые, как черви, кишели по линии железной дороги. Когда я прибыл в Ишим, где была ставка Главнокомандующего, то он не поверил нам, что удалось спасти тела, пока своими глазами не убедился, глядя в вагоне на гробы. Он прославил Бога и был рад, ибо ему самому лично жаль было оставлять их на поругание нечестивых. Здесь он дал мне на вагон открытый лист как на груз военного назначения, с которым мне уже было легче ехать и сохранять свое инкогнито. Предстояла еще опасность в Омске, где осматривали все вагоны. Но Бог и здесь пронес нас, ибо наш вагон, вопреки правилам, прошел без осмотра. Много было и других разных опасностей в пути, но всюду за молитвы Великой Княгини Бог хранил и помог благополучно добраться до Читы, куда я прибыл 16 (29) августа 1919 года. Здесь тоже злоумышленниками было устроено крушение, но наш вагон спасся по милости Божией. В Чите при содействии атамана Семенова и японских военных властей гробы в глубокой тайне были перевезены в Покровский женский монастырь, где почивали шесть месяцев в келии, под полом, где я в это время жил.

От Алапаевска до Читы ехал 47 дней. Несмотря на то  что гробы были деревянные и протекали, особого трупного запаха не было, и никто, ни один человек, не узнал за это время, что везу я в вагоне, в котором ехал я еще с двумя своими послушниками, которых взял в Тюмени». Два послушника, о которых упоминает отец Серафим, - это Максим Григорьевич Канунников и Серафим Дмитриевич Гневашев, иноки Серафимо-Алексеевского  скита, ожидавшие его в Тюмени. (Они сопровождали игумена Серафима до Иерусалима, где некоторое время прожили с ним в храме святой равноапостольной Марии Магдалины).

Весной 1920 г. обстановка серьезно обострилась. Белые отступали из Сибири и Забайкалья.  М. К. Дитерихс, оказавшись в Чите, распорядился вывезти тела алапаевских мучеников в безопасное место, в Китай. 5 марта игумен Серафим продолжил свой путь к границе с Китаем. Путь по Китайско-Восточной железной дороге, находившейся тогда под контролем белогвардейцев, китайских и японских войск, был не менее опасен, чем по охваченной гражданской войной Сибири. Игумен Серафим вспоминал: «До станции Хайлар я доехал без всякой охраны, инкогнито, благополучно. Здесь же на несколько дней власть переходила к большевикам, которые мой вагон захватили, вскрыли гроб Иоанна Константиновича и хотели над всеми совершить надругание. Но мне удалось быстро попросить китайского командующего войсками, который немедленно послал свои войска, чтобы отобрали вагон в тот самый момент, когда они вскрыли первый гроб. С этого момента я с гробами находился под охраной китайских и японских властей, которые отнеслись весьма сочувственно, охраняли меня на месте и во время пути».

В Харбине останки алапаевских мучеников встретил выехавший ранее из Читы епископ Камчатский Нестор (Анисимов), друг священномученика архиепископа Андроника (Никольского), с которым они вместе служили в Русской Духовной Миссии в Японии. Существует вероятность того, что тела мучеников встречал и архимандрит Ювеналий (Килин), ушедший в 1919 г. с армией Колчака во Владивосток, а затем в Харбин.

Из Харбина печальный груз отправился в Мукден, откуда 13 апреля 2020 г. отбыл в Пекин. Здесь он был встречен и перенесен крестным ходом в храм преподобного Серафима Саровского на территории Русской Духовной Миссии. После заупокойного богослужения гробы поместили в кладбищенский склеп. Со временем под алтарной частью храма был оборудован новый склеп – подобно тому, какой имелся в Свято-Духовом монастыре в Вильне. Туда  перенесли останки мучеников, где они пробыли несколько месяцев.  

Игумен Серафим вспоминал: «Когда принцесса Виктория Федоровна узнала о кончине своей Августейшей сестры, Великой  Княгини Елизаветы Федоровны (несколько месяцев после убиения алапаевских мучеников сведения об их судьбе, поступавшие в Европу, были противоречивыми. – Прим. авт.), то пожелала перевезти ее тело вместе с гробом послушницы Варвары в Иерусалим. Виктория Федоровна просила меня сопровождать гробы. Оставшиеся в Пекине 6 гробов при акте я сдал начальнику Миссии епископу Иннокентию под его непосредственное наблюдение и вручил ему ключи от склепа. Помимо сего, лично просил китайского президента иметь попечение о них, который дал свое согласие». Разрешение на упокоение останков Великой Княгини Елизаветы Федоровны и ее келейницы Варвары принцесса Виктория Баттенбергская получила от английских колониальных властей и Патриарха Иерусалимского Дамиана.

Из Пекина игумен Серафим выехал 30 ноября 1920 г. В Тяньцзине гробы были перегружены на пароход и отправлены в Шанхай, затем, 15 декабря, –   морем в Порт-Саид, куда прибыли 26 января 1921 г. Все это время при мощах безотлучно находились игумен Серафим, послушники Максим Канунников и Серафим Гневашев, а также сопровождавший их из Читы член Следственной комиссии А. П. Куликов.

Далее о. Серафим пишет: «В Порт-Саиде нас встретили Их Высочества принцесса Виктория Федоровна с супругом, принцем Людвигом Александровичем, и дочерью, принцессой Луизой. Отсюда в одном поезде прибыли в Иерусалим 27 января 1921 года».

Поезд с останками Великой Княгини и ее келейницы прибыл на Иерусалимский вокзал ровно в час дня 28 января 1921 г. На перроне его встречали британский губернатор Иерусалима Сторс, представитель Верховного Комиссара лорд Хей, греческое и русское духовенство, несколько бывших служащих Палестинского Общества и испанский консул, назначенный англичанами представлять русские интересы в Святой земле.

Под пение «Святый Боже» гробы вынесли на платформу, где была совершена панихида. Затем траурный кортеж в сопровождении полицейских направился в сторону храма святой Марии Магдалины. Гробы мучениц везли в двух автомобилях, предоставленных палестинским правительством, возле них находился игумен Серафим и русское духовенство.

У Львиных ворот Старого города, где начинался Крестный путь Спасителя, кортеж встречали сестры Елеонской обители с крестами и хоругвями, множество русских и православных арабов. Здесь отслужили литию и далее направились к храму Успения Пресвятой Богородицы в Гефсимании. Снова отслужили литию, сняли гробы с автомобилей и на руках  несли их до храма святой Марии Магдалины.

В воскресенье, 30 января, Патриарх Дамиан совершил заупокойную литургию и панихиду с разрешительной молитвой, после чего гробы были перенесены в приготовленную усыпальницу. Охрана гробов и надзор за усыпальницей принцесса Баттенбергская  поручила игумену Серафиму (Кузнецову).

В 1931 г., накануне канонизации новомучеников российских Русской Православной Церковью за границей, усыпальницу решили вскрыть, после чего обнаружили признаки нетления тела преподобномученицы Елисаветы Феодоровны.

Лишь после кончины игумена Серафима (Кузнецова), 2 мая 1982 г., в праздник святых Жен Мироносиц, Патриарх Иерусалимский Диодор благословил совершить торжественное перенесение мощей новомучениц из усыпальницы, где они до этого находились, в самый храм святой Марии Магдалины.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в 1992 г. причислил к лику святых и включил в Собор новомучеников и исповедников российских преподобномученицу Великую Княгиню Елисавету Феодоровну и инокиню Варвару (Яковлеву), установив им празднование в день кончины – 5 (18) июля.

Подготовила Ольга Троицкая

Смотрите материал в разделе: Публикации


Комментарии

Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:

Введите текст на картинке
обновить текст