Список альбомов:



Крещение за стеной, отделяющей от мира

В Пермском крае всего одна воспитательная колония для подростков, и находится она в селе Гамово. Каждую неделю, завершив вечернее богослужение, священник Михаил Ожиганов отправляется в путь: от Спасо-Преображенского храма до колонии около получаса пешего ходу. В учреждении, скрытом от посторонних глаз высокими заборами и колючей проволокой, батюшку уже ждут, встречают. Заключённые – а все они мальчишки от 14 до 18 лет – собираются в маленькой молельной комнате. Начинается таинство крещения – важнейший момент в жизни каждого человека, решившего отречься от прошлых грехов и посвятить себя Христу.

Насильно креститься-молиться воспитанников не заставляют: свобода совести – она и в колонии свобода. Но желающие окунуться в неведомую доселе духовную жизнь находятся всегда. Случается так, что батюшка крестит десять-двадцать человек за раз. Обитатели колонии сменяют друг друга: подросткам большие сроки дают редко, но на место освободившихся постоянно поступают новые заключённые. Каждый раз батюшку встречают незнакомые лица. Увлечь детей, расположить их к себе, чтоб перестали дичиться, - вот первая задача. Уже потом, когда они поймут, что гость заслуживает доверия, можно говорить с ними о Боге.

Сейчас в колонии села Гамово отбывают наказание чуть больше ста заключённых. Раньше, когда законы были строже к несовершеннолетним, узников здесь было больше. Те, что находятся здесь теперь, осуждены за тяжкие и особо тяжкие преступления. Глядя на спокойные, совсем ещё детские лица воспитанников, в это невозможно поверить…

Обычно таинство крещения проходит так: отряд, сопровождаемый воспитателем, заходит в молельную комнату и молча строится, как на поверку. Батюшка записывает имена желающих креститься. Остальным предлагает поставить свечи, приложиться к иконам. Мальчики послушно возжигают свечи, неумело крестятся, неловко кланяются, уходят. Если сотрудник колонии позволит остаться, некоторые остаются.

Крещаемым отец Михаил раздаёт крестики и в нескольких словах объясняет суть должного свершиться над ними таинства. Ребята слушают молча, сосредоточенно, почти не двигаются. Если бы не эта странная неподвижность да не серые наколки на руках и голенях, их можно было бы принять за учеников воскресной школы… Без всяких улыбок, без обычного детского шушуканья-переглядывания, делают всё, что велит священник. Прячут под одежду крестики, прикладываются губами к иконам Христа и Богоматери. Выслушивают напутственное слово батюшки. Строятся, уходят.

Отец Михаил говорит, что ребята не всегда так замкнуты: просто они крайне настороженно относятся ко всем посторонним, кто не в форме, и стесняются журналистов. Наедине с батюшкой они более открыты - охотно общаются, задают вопросы. Для них всё в новинку. Большая часть из них – дети из неблагополучных семей, где о Боге беседовать было не принято. Отсюда такая серьёзность в глазах, такое напряжение в голосе.

Кое к чему пришлось привыкать и батюшке: приходится уважать особенную иерархию, принятую в тюремном сообществе. Если воспитанники выстроились в ряд, крестить и помазывать миром их надо в именно в этом порядке. Кто первый – тот главный. Нарушать негласные правила нельзя.

У отца Михаила есть постоянный пропуск на территорию колонии. Посещает своих подопечных он и на большие церковные праздники. Помощников у батюшки немного, но всё-таки удаётся найти средства на духовные книги для воспитанников, какие-то небольшие подарки, сладости.

Конечно, не одна Православная Церковь обращает внимание на заключённых. В колонии появляются и представители других религиозных организаций. Но батюшку это не смущает: «Главное, что дети крещены во Христе, и путь к спасению для них теперь не закрыт».

Анастасия Романова


Комментарии

Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:

Введите текст на картинке
обновить текст