Список альбомов:



Об образе Спасителя

Об образе Спасителя

 

В первую неделю Великого поста Церковь установила празднование, связанное с окончательным утверждением иконопочитания. Праздник этот получил название Торжество Православия, или, согласно греческой транскрипции, Триумф Православия. Установление этого праздника, вошедшего в церковный календарь, связано с событиями Константинопольского собора 843 года, созванного императрицей Феодорой для восстановления иконопочитания в Византийской империи.

Почитание святых образов возникло в Церкви задолго до окончательного утверждения этого явления постановлениями соборов. Оно возникло из естественного опыта самой Церкви, а догматическая формулировка, принятая на VII Вселенском соборе в 787 г., только подтвердила его истинность.

По свидетельству отцов VII Вселенского собора, «предание делать живописные изображения существовало еще во времена апостольской проповеди». Однако изображения Господа Иисуса Христа от I в. не сохранились до нашего времени. Согласно церковному Преданию, первая икона Спасителя появилась еще во времена Его земной жизни. Этот образ принято называть Нерукотворным. Существует несколько версий появления этого образа. Одна из них связана с царем Осроены - Авгарем V бар Ману Укком и посещением его апостолом Фаддеем. После того  как посланный царем художник не сумел изобразить Христа, Христос умыл лицо, отёр его платом (убрусом), на котором остался отпечаток, и вручил его художнику.

По свидетельству церковного историка Евагрия Схоластика, эту «нерукотворную икону… не руки людей создали». В конце X в. византийский император Роман I Лакапин выменял Нерукотворный образ на 200 пленных мусульман, и его торжественно перенесли из сторицы Осроены в Константинополь. После разгрома Константинополя крестоносцами в 1204 г. следы святыни теряются.

Наиболее ранние христианские изображения Иисуса Христа, дошедшие до нас, находятся в римских катакомбах св. Севастиана,  Каллиста и Претестата ( III-IV вв.) и на саркофагах того же времени  в домовой церкви в Дура-Европос (Сирия). Тематика росписей катакомб основана на сюжетах Ветхого и Нового Заветов: «Воскрешение Лазаря», «Христос и самарянка», «Исцеление расслабленного», «Исцеление кровоточивой», «Насыщение пяти тысяч», «Изгнание бесов», «Усмирение бури на море» и др. В ряде сцен Иисус Христос представлен в образе юноши.

В это же время повсеместное распространение приобрело символическое изображение Иисуса Христа, которое отражало какие-либо стороны Его земного служения. Иногда в символике Спасителя использовались образы античного мира, и даже мифологии.

Одним из самых ранних символических изображений Господа является рыба.  Этот образ использовался не только (как сейчас часто полагают) из-за наличия в греческом написании слова «ихтис" ("рыба") акростиха: «Иисус Христос Сын Божий Спаситель». Этот символ указывал на связь с таинством крещения. Вот что сказал  Тертуллиан: «Мы маленькие рыбки, ведомые нашим Ихтис (указание на Господа Иисуса Христа), мы рождаемся в воде и можем спастись не иначе как пребывая в воде».

Распространенными символами Господа Иисуса Христа в раннехристианский период были также агнец и виноградная лоза, основанные на ветхозаветном прообразе Жертвы Спасителя и на словах Господа: «Я есмь лоза, а вы – ветви; кто пребывает во Мне, и Я  в нем, тот приносит много плода» (Ин. 15,5).

К IV в., в эпоху императора Константина Великого, начали распространяться иконографические изображения Спасителя. Как правило, Иисус Христос изображался в виде юноши, которого окружали юные апостолы в белых одеждах с полосами-клавами. Появление иконографических образов Спасителя было связано с периодом тринитарных и христологических споров. Такие изображения свидетельствовали о победе христианства над арианством, о подлинном Боговоплощении.

Во второй половине IV в. начинают встречаться изображения Господа, имеющего черты лица человека средних лет, с бородой, - средовека. В этот период в иконографии наметилось композиционное выделение фигуры Иисуса Христа из ряда апостолов. Как правило, Спаситель изображался с благословляющим жестом.

С начала V в. образ Господа стали наделять царственными атрибутами. К этому времени развитие получил тип изображения Спасителя, восседающего на престоле (этимасии). Такие изображения сохранились в храме великомученика Георгия Победоносца в Фессалониках, в мозаиках церкви Санта-Мария Маджоре в Риме, в Равеннских баптистериях и в церкви Сан-Приско. В это время юношеский облик Христа встречается довольно редко.

В VI в. отмечается возникновение интереса к описанию внешности Иисуса Христа и формируется иконография евангельских событий, в которой закрепляется образ Иисуса Христа средовека. С этого времени центром создания иконографии становится столица Византийской империи – Константинополь. Несмотря на стилевые отличия византийских, сирийских и коптских икон, в них начинает преобладает единство основных черт в облике Иисуса Христа. Спаситель изображается благословляющим, с Евангелием в левой руке, стоящим или сидящим на престоле. У Него длинные темные волосы и борода, облачен Он в хитон багряного или синего цвета с клавами и в гимантий. Одним из классических образов иконографии этого времени является икона Христа-Пантократора, которая была создана в Константинополе в середине VI в. и направлена императором Юстинианом в дар Синайскому монастырю.

Описание внешнего образа Спасителя не встречается в текстах Священного Писания, но о нем свидетельствуют некоторые церковные историки и святые отцы. Однако описание внешности Иисуса Христа находит неоднозначную оценку у христианских авторов. В ранних свидетельствах имеются указания на неприметность, и даже «некрасивость» (свидетельство священномученика II в. Иринея Лионского) и «невзрачность» (свидетельство мученика I  в. Иустина Философа) внешности Спасителя. Это связывают с буквальным прочтением пророчества Исаии: «Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лицо свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его» (Ис. 52;3).

Автор III в. Тертуллиан в своем труде «О плоти Христа» пишет: «В Его земной плоти не было ничего примечательного; она лишь показала, сколь достойны удивления прочие Его свойства. Ибо говорили: откуда у Него это учение и эти чудеса (Мф. 13;54)? Это говорили даже те, кто с презрением взирал на Его облик, настолько тело Его было лишено человеческого величия, не говоря уже о небесном блеске. Хотя и у нас пророки умалчивают о невзрачном Его облике, сами страсти и сами поношения говорят об этом: страсти, в частности, свидетельствуют о плоти человеческой, а поношения – о ее невзрачности».

Начиная с IV в. авторы меняют свою позицию в отношении описания внешнего образа Спасителя. Блаженный Иероним Стридонский в своем толковании на Евангелие от Матфея писал: «Само сияние и величие скрытого Божества, Которое светилось даже на человеческом лице, при первом виде Его могло привлекать к себе смотрящих на Него».

В тексте, подписанном преподобным Иоанном Дамаскиным, имеется следующее описание Спасителя: «Высокий рост, сросшиеся брови, красивые глаза, нос правильный, вьющиеся волосы приятного цвета, черная борода, лицо пшеничного цвета, как у Матери, пальцы продолговатые, голос звучный, сладкоречивый, кроткий, великодушный, долготерпеливый».

Византийский автор XIV в. Никифор Каллист так описал внешность Иисуса Христа: «Лицо Его было весьма прекрасно. Рост Его составлял полных семь пядей. Волосы русые, не слишком густые и слегка волнистые; брови черные, но не совсем круглые. Смугловатые и живые глаза как бы изливали из себя нежный золотой свет. Нос у Него был продолговатый; борода русая и не очень длинная. Волосы головы Он, напротив, носил весьма длинные, потому что ножницы никогда не касались их, как и не касалась их рука человеческая, кроме руки Его Матери… Он немного был согбен, но тело Его было хорошо сложено. Цвет Его кожи походил на цвет созревшей пшеницы, а Его лицо, подобно лицу Его Матери, было скорее овальное, чем круглое, с небольшим оттенком румянца; но через него просиявали достоинство, разумность души, кротость и никогда не нарушимое спокойствие духа».

Исторические свидетельства указывают на то, что Никифор Каллист заботливо и бережно собирал все сведения, как письменные, так и устные. В своем повествовании он выразил представление жителей Византии XIV в. о внешности Спасителя.

Еще одно описание внешности Иисуса Христа встречается в письме, адресованном Публию Лентуле, проконсулу Иудейскому при царе Ироде (однако ни в одном источнике не упомянуто имя этого проконсула). Это описание совпадает с описанием Никифора Каллиста: «В настоящее время явился у нас и теперь еще жив человек весьма добродетельный, по имени Иисус Христос. Народ называет Его великим Пророком, а ученики Его – Сыном Божиим. Он воскрешает мертвых и исцеляет всякие болезни и недуги. Он высок и строен; вид Его важен и выразителен, так что, глядя на Него, нельзя не любить и вместе не бояться Его. Волосы на голове отлива виноградного, до ушей без блеска и гладки, от ушей до плеч идут светлыми волнами и спускаются ниже плеч; на голове разделяются на две стороны, по обычаю назореев. Лицо гладкое и чистое, на всем лице нет никаких пятен. Щеки покрыты негустым румянцем. Вид благообразный и приятный, нос и уста правильные. Борода довольно густая и одинакового цвета с волосами; разделяется надвое с подбородка. Глаза голубые и очень блестящие. В выговорах и укоризнах страшен; в наставлениях и увещаниях – ласков и любезен. Взгляд удивительно приятен и вместе важен. Никогда никто не видел его смеющимся, но видел плачущим. Рост высокий, руки длинные и прямые, плечи совершенные. Речь Его ровна и важна; но Он говорит мало. – Это прекраснейший из всех человеков».

Одним из важнейших источников, свидетельствующих о внешнем облике Спасителя, является также Туринская плащаница - льняное полотно, в которое, по Преданию, Иосиф из Аримафеи завернул тело Иисуса Христа после его крестных страданий и смерти. На этом полотне необъяснимым науке образом запечатлен образ Человека средних лет.

Согласно данным, полученным на основании исследования Туринской плащаницы, Умерший является взрослым, хорошо физически развитым мужчиной, структура тела Которого анатомически совершенно естественна. Тело крепкого, совершенного телосложения, без каких-либо дефектов. Запечатленный имел длинные волосы, сплетенные в косичку, усы и короткую небольшую бороду, раздвоенную посередине, нос ориентальной (восточной) расы. Описывая этническую принадлежность Запечатленного на плащанице, исследователи отмечают, что Человек принадлежит к семитскому типу, который в настоящее время может быть найден среди родовитых евреев и благородных арабов. Борода и волосы,  разделенные посередине, ниспадание длинных волос к плечам, маленькая косичка из волос – все это показывает, что Тот, Кто запечатлен на плащанице, не был греком или римлянином. Незавязанная косичка в волосах является еврейской особенностью, ее наличие было обязательно для мужчин еврейской национальности в эпоху античности.

Рост Того, Кто изображен на Туринской плащанице, составляет 175-180 см, вес примерно 75-85 кг и ориентировочный возраст -  от 30 до 45 лет.

 

Ольга Троицкая


Комментарии

Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:

Введите текст на картинке
обновить текст