Список альбомов:



Пермскую епархию посетили зарубежные гости: архиепископ Женевский и Западноевропейский Михаил, Николь Элизабет Жеттер (Остелецкая) и Кира Владимировна Рюшти

Пермскую епархию посетили зарубежные гости: архиепископ Женевский и Западноевропейский Михаил, Николь Элизабет Жеттер (Остелецкая) и Кира Владимировна Рюшти

С 15 по 17 мая Пермскую епархию с неофициальным визитом посетили замечательные зарубежные гости: архиепископ Женевский и Западноевропейский Михаил, Николь Элизабет Жеттер (Остелецкая) и Кира Владимировна Рюшти. Целью визита явилось посещение могилы приснопамятных Анастасии Васильевны Гендриковой и Екатерины Адольфовны Шнейдер на Егошихинском кладбище города Перми.

Инициатором поездки из Швецарии в далёкую Пермь явилась Николь Элизабет Жеттер, или по-русски – Елизавета Николаевна, которая является внучатой племянницей Личной Фрейлины Императрицы и любимицы Царской семьи графини Анастасии Гендриковой (бабушка Елизаветы Николаевны и Анастасия Гендрикова – двоюродные сёстры). Анастасия Гендрикова и Екатерина Шнейдер, добровольно последовавшие за Царской семьёй, были зверски убиты в Перми большевиками 4 сентября 1918 года.

Анастасия Васильевна Гендрикова родилась в 1888 году в семье графа Василия Александровича Гендрикова и Софии Петровны Гагариной, близкой подруги императрицы Александры Федоровны. Родоначальником рода Гендриковых в России считают Симона Генриха и Христину Скавронскую, сестру императрицы Екатерины I. Детям от этого брака императрицей Елизаветой в 1742 году было пожаловано графское достоинство.

С самого раннего детства Анастасия Гендрикова отличалась необычно добрым и сердечным характером, который унаследовала от матери и который не могла не заметить Государыня Императрица Александра Федоровна.

Уже в 1910 году, она приглашает 22-летнюю Настеньку (так Государыня звала свою любимицу) занять место Её Личной Фрейлины.

В 1912 году скончался Василий Александрович Гендриков, служивший при дворе гофмейстером – заведующим придворным штатом. Осенью 1916-го на руках у дочери умерла София Петровна, и Анастасия Васильевна осталась сиротой. Теперь её единственной опорой стала вера Господня и Государыня Александра Фёдоровна, которая никогда не забывала о своей любимице.

Верная своему служебному долгу, графиня А.В. Гендрикова продолжала нести свою службу при Высочайшем Дворе. Но теперь, когда светская жизнь потеряла для нее всякий смысл, она всё более задумывалась над вечными ценностями, находя в них выход из душевного тупика, передавая себя Господу «с полным доверием, что Он лучше знает, кому что надо».

Весьма яркую нравственную характеристику графини Гендриковой приводит генерал М.К. Дитерихс:

«Анастасия Васильевна Гендрикова, как глубоко религиозный человек, не боялась смерти и была готова к ней. Оставленные ею дневники, письма свидетельствуют о полном смирении перед волей Божией и о готовности принять предназначенный Всевышним венец, как бы он тяжел не был».

Для Романовых Анастасия Гендрикова оказалась человеком настолько близким, что трудно подобрать слово, чтобы выразить отношение к ней. Она была из тех, чья благодарность проявилась не в словах, а в готовности быть рядом до конца.

В 1917 году, когда семья Николая II оказалась под домашним арестом, Анастасия Васильевна Гендрикова добровольно осталась в Царском Селе, в узком кругу приближенных. У фрейлины был выбор. Она могла бы обратиться к Керенскому, сослаться на слабость, нездоровье и добиться своего освобождения. Но ничего подобного не случилось. В последующие месяцы Анастасия Гендрикова неизменно была среди других слуг, сопровождавших Царскую семью до самого момента, когда их насильно разлучили.

В Тобольске она вместе с Жильяром, Гиббсом, Битнер, Боткиным и Шнейдер старалась облегчить участь Царственных Узников. Анастасия Васильевна занималась русским с Государыней, давала уроки истории Татьяне Николаевне. Вместе с оставшимися в Тобольске Детьми она пережила и трудный момент, когда Николая Александровича перевели в Екатеринбург. Тогда Александре Федоровне пришлось ехать с ним в сопровождении Марии Николаевны. Из-за болезни Алексея Николаевича общий переезд оказался невозможен. Сколько могла, она ободряла, поддерживала Ольгу и Татьяну, разделяя с ними обязанности сиделки при больном Цесаревиче. И все, на что она надеялась – быть с ними нераздельно. Но и это оказалось «недозволенной роскошью».

23 мая 1918 года из Тобольска в Екатеринбург были перевезены Цесаревич Алексей и Великие княжны Ольга, Татьяна и Анастасия.

Графиню Гендрикову, Екатерину Шнейдер и камердинера Волкова 20 июля под конвоем доставили на тобольский вокзал. Сюда же была приведена княгиня Елена Петровна Сербская с состоявшими при ней членами Сербской миссии и еще несколько офицеров и «контрреволюционеров».

23 июля всех их привезли в Пермь. Здесь группу, в которой оказалась Анастасия Васильевна, отвезли в губернскую тюрьму. Все три дамы были помещены в одну камеру в женском отделении. По данным, которые удалось добыть генералу М. Дитерихсу при расследовании обстоятельств убийства Царской Семьи и ее спутников, в тюрьме Настя, как могла, старалась утешать княгиню Елену Петровну – молилась, даже пела. Супруга князя Иоанна Константиновича переживала за мужа, оставшегося под арестом в Алапаевске, не зная о том, что его уже нет в живых.

3 сентября 1918 года губернский чрезвычайный комитет потребовал присылки в Арестный дом графини А.В. Гендриковой, Е.А. Шнейдер и камердинера Императрицы А.А. Волкова. Всех их собрали в конторе тюрьмы и предложили им захватить с собой вещи, какие у кого были.

В арестном доме, в комнате, в которую их ввели, было собрано ещё восемь других арестованных и 32 вооруженных красноармейца, во главе с начальником, одетым в матросскую форму.

Была глухая ночь (с 3 на 4 сентября), лил дождь. Всю партию в 11 человек (6 женщин и 5 мужчин) забрал матрос с конвоем и повел куда-то, сначала по городу, а затем на шоссе Сибирского тракта. Арестованные несли сами свои вещи, но, пройдя по шоссе версты четыре, конвоиры стали вдруг любезно предлагать свои услуги – понести вещи: видимо, каждый старался заранее захватить добычу. Свернули с шоссе и пошли по проселочной дороге к ассенизационным полям.

В этот момент Волков, догадавшись, куда их ведут, бросился бежать через лес. По нему дали два выстрела. Волков споткнулся и упал, и красноармейцы, решив, что выстрелы попали в цель, прошли вперед.

Однако Волков не был задет, он вскочил и снова побежал. Ему вслед дали еще выстрел, но в темноте опять не попали. Через 43 дня скитания по лесам Волков вышел к линии добровольческих формирований и, благодаря этому, выжил.

Остальных же привели к валу, разделявшему два обширных поля с нечистотами, поставили спиной к конвою, а затем прогремели выстрелы. Однако стреляли не все, экономили патроны. Большая часть конвоиров, как показала экспертиза, избивала людей прикладами по голове. С убитых сняли верхнюю одежду, тела сложили здесь же в проточной канаве, слегка присыпав землей.

Прошло полгода. 7 мая 1919 года, когда город временно был занят частями Белой армии, удалось разыскать тела убитых «заложников», и среди них – Анастасии Васильевны Гендриковой и Екатерины Адольфовны Шнейдер.

Как свидетельствует Дитерихс, по данным судебно-медицинской экспертизы, тело графини А.В. Гендриковой совершенно не подверглось разложению: оно было крепкое, белое, а ногти давали даже розоватый оттенок. Следов пулевых ранений на теле не оказалось. Смерть последовала от страшного удара прикладом в левую часть головы сзади: часть лобовой, височная, половина теменной костей были совершенно снесены.

16 мая 1919 года тело Анастасии Гендриковой было перезахоронено по христианскому обряду в деревянном общем склепе на Новом Всехсвятском (Егошихинском) кладбище.

По прошествии 53-х лет, решением Священного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей Графиня Анастасия Васильевна Гендрикова была причислена к лику Святых Новомучеников Российских от власти безбожной пострадавших и наречена именем Святой Новомученицы Анастасии Гендриковой.

Чин прославления был совершён в Синодальном соборе Знамения Божией Матери РПЦЗ в Нью-Йорке 19 октября (1 ноября) 1981 года.

А в Перми, на Егошихинском кладбище, в годы советской власти могила Анастасии Васильевны Гендриковой и Екатерины Адольфовны Шнейдер была сровнена с землёй. Но пермяки не забывали «Ангела Настю» (так называли Анастасию Васильевну Гендрикову в Царской семье) и в долгие безбожные годы тайно посещали место ее захоронения.

В октябре 2012 года, благодаря усилиям инициативной группы прихожан различных храмов города и по благословению митрополита Пермского и Соликамского Мефодия, на месте захоронения был установлен новый поклонный крест, взамен сожжённого вандалами в 2000 году.  

И вот, внучатая племянница графини Гендриковой, Николь Элизабет Жеттер, узнав от своих московских друзей, об этом событии, захотела побывать и помолиться на могиле своей родственницы и поблагодарить тех, кто после долгих лет запустения облагородил дорогую ее сердцу могилу.

Несколько слов о Елизавете Николаевне.

Её прадедушка – Султан Крым Гирей, (очень много сделал для развития экономики Крыма. В Симферополе до революции была улица, носящая его имя). По отцовской линии её дед, контр-адмирал Павел Павлович Остелецкий, в Первую мировую войну оборонял Порт-Артур. С началом Гражданской войны принял участие в Белом движении, чудом избежал расстрела во время массового террора в Крыму в январе-марте 1918 года. В 1920 году командовал отрядом кораблей Черноморского флота, эвакуировался в составе «Русской эскадры» в Константинополь, оттуда – в Бизерту (Тунис). В начале 1920-х годов переехал в Париж, где и скончался в 1946 году. В 1942 году родилась его внучка – наша гостья – Елизавета Николаевна.

Она окончила университет в Сорбонне, некоторое время преподавала русский язык в Париже. Затем в течение 33 лет являлась франко-английским синхронным переводчиком в ООН. Переводила также с русского и на русский. Объехала по делам службы всю Европу, месяцами жила в Соединённых Штатах, работала в Африке, в Азии, в Южной Америке.

Ныне Елизавета Николаевна на пенсии, проживает в Швейцарии, в Женеве. Интересуется историей Белого движения и морского флота, в частности, деятельностью своего деда – контр-адмирала П.П. Остелецкого, работает в архивах. Она много путешествует, ежегодно бывает в России.

Елизавета Николаевна с детских лет находилась в дружбе с будущим архиепископом Женевским и Западноевропейским Михаилом.

Немного скажем об архиепископе Женевском Михаиле.

Мирское имя его – Симеон Васильевич Донсков. Родился он, как и Елизавета Николаевна, в Париже, в 1943 году, в семье донского казака станицы Зотовской, Хопёрского округа. Отец воспитывал Симеона в строгих казачьих правилах и традициях. С семи лет он прислуживал в алтаре. С 1951 года участвовал в церковном хоре юношеских лагерей, затем служил псаломщиком и регентом. Владыка Михаил получил образование в иезуитском интернате Святого Георгия в Медоне, а также в 10-классной русской школе А.М. Осоргиной, той самой Осоргиной, чей муж, Георгий Михайлович Осоргин, был расстрелян в 1929 году на Соловках. С детства будущий Владыка являлся участником юношеских православных лагерей, в частности, «Национальной организации витязей», где ещё ребёнком познакомился с нашей гостьей Елизаветой Николаевной Остелецкой. В 19651966 годах Симеон Донсков проходил военную службу в санитарных частях, где получил профессию врача-массажиста. Впоследствии руководил лагерями «Витязей» во Франции (летом) и в Австрии (зимой). Более 25 лет трудился в госпиталях Парижа и его окрестностях, преподавал в медицинских школах. После рукоположения в сан диакона, а в 1991 году в сан иерея – стал духовником Парижского округа «Витязей». В 1994 и 1995 годах руководил также двумя лагерями в России, на Дону.

В 1996 году Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви митрополитом Виталием (Устиновым) был пострижен в монашество, возведён в сан игумена и хиротонисан во епископа Торонтского, викария Монреальской и Канадской епархии. В том же году назначен представителем РПЦЗ в России. В 2002 году Владыка Михаил получил титул епископа Бостонского, викария Восточно-Американской епархии. Был активным сторонником примирения и сближения РПЦЗ и Московской Патриархии.

С 25 июля 2004 г. по 28 февраля 2005 г. епископ Михаил сопровождал в беспримерной поездке по России мощи преподобномучениц Великой княгини Елисаветы Феодоровны и инокини Варвары. Он посетил тогда 71 епархию Русской Православной Церкви в России (от западных её рубежей до побережья Тихого океана), побывал с честными останками в Белоруссии, Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, Азербайджане, в странах Балтии.

На Архиерейском Соборе РПЦЗ, проходившем в мае 2006 года в Сан-Франциско, был определён епископом Женевским и Западно-Европейским. Находился в составе делегации Русской Православной Церкви Заграницей, прибывшей в Россию в мае 2007 года для торжественного подписания Акта о каноническом соединении и восстановлении евхаристического общения Русской Церкви за рубежом и в России.

13 мая 2008 года на Архиерейском Соборе РПЦЗ избран запасным членом Архиерейского Синода РПЦЗ. В 2011 году на зимнем заседании Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви возведён в сан архиепископа.

Владыка Михаил в 1995 году был награждён серебряной медалью за многолетнее служение в госпиталях. Он – лауреат Международной премии Андрея Первозванного «За веру и верность». В июне 2008 года награждён Святейшим Патриархом Алексием II орденом Сергия Радонежского (II степени).

В настоящее время архиепископ Михаил, кроме управления своей епархией несет различные церковные послушания, совершает связанные с ними разнообразные поездки, а потому предельно загружен. Но узнав, что Елизавета Николаевна Жеттер собирается поехать в Россию, в Пермь, чтобы поклониться могиле своей именитой родственницы, выразил желание поехать вместе с ней и почтить память мученицы.

Третья наша гостья – Кира Владимировна Рюшти – правнучка Владимира Ивановича Николаева, одного из одиннадцати Царских генералов, расстрелянных под Москвой на Бутовском полигоне – месте массовых расстрелов периода Большого террора (1937–1938 гг.).

В.И. Николаев был боевым генералом, участником Русско-Японской войны и Первой мировой; он – один из основных участников Брусиловского прорыва. Кира Владимировна также занимается исследованиями по истории своей семьи, выступает с докладами у себя в Дивоне (Франция) и у нас в Москве, в Доме Русского Зарубежья им. А.И. Солженицына, в других местах. Кира Владимировна – человек необычайный. Она – председатель благотворительной ассоциации «Вокруг России». Уже 15 лет в городе Дивоне она проводит так называемые «Русские встречи», на которые приглашаются разные интересные люди из Швейцарии, Франции и России: учёные, литераторы, музыканты. Читаются доклады по русской истории и культуре, исполняется музыка русских композиторов. На этих вечерах, сопровождаемых ярмарками, чаепитием с пирогами и сладостями, собираются деньги, которые полностью идут на выполнение проектов по помощи обездоленным русским детям. Когда-то наша глухая русская провинция поразила Киру Владимировну своим бедственным положением и крайней нищетой. И вот теперь Ассоциацией, возглавляемой Кирой Владимировной, уже оказана помощь нескольким детским домам, среднеобразовательной школе, дому детского творчества, комнате для бездомных детей при милиции в Санкт-Петербурге, детской больнице и другим детским учреждениям.

Все трое – архиепископ Михаил, Елизавета Николаевна и Кира Владимировна – связаны самой трогательной христианской дружбой. И вот, 15 апреля, в Перми, на Егошихинском кладбище, на месте погребения Анастасии Гендриковой владыкой Михаилом был впервые отслужен молебен к ней.

Сразу же по возвращении архиепископа Михаила и Елизаветы Николаевны в Швейцарию, а Киры Владимировны – во Францию, они прислали благодарственные письма.

«Уважаемые коллеги, дорогие друзья!

От всего сердца благодарим вас за тёплый приём, за опеку и поддержку, за прекрасную организацию нашего пребывания в вашем городе Перми, за торжественный, необычайный, впервые прозвучавший на пермской земле молебен на могиле Анастасии Гендриковой.

В Женеву мы вернулись переполненные чувствами благодарности ко всем вам. Мы смогли прочувствовать всю глубину гражданских и религиозных подвигов пермских новомученников. Каждое место в Перми напоминает о подвигах монахов, священников и простых, но глубоко порядочных людей.

Низкий поклон вам и всем, кто помогает воскресить память о страданиях и гибели невинных жертв террора».

Архиепископ Михаил, Елизавета Остелецкая и Кира Рюшти.

Из письма Елизаветы Николаевны:

«Мы все в восторге от нашей поездки, и я даже не знаю, как вас лично и всех вас благодарить. После возвращения в Женеву, наше короткое, но необычайное паломничество всё время стоит у меня перед глазами. Я даже не мечтала когда-нибудь побывать в Перми, считая это неосуществимым. И вот 14 мая 2014 года я ступила на землю, где в возрасте 30-и лет приняла мученическую кончину моя двоюродная бабушка. Мне рассказывали, что место предполагаемого захоронения представляло собой чуть ли не свалку – склон горы, где находится могила, был замусорен, подход к месту захоронения затруднён зарослями, остатками каких-то строений, тропинка в дождливое время делалась непроходимой. Но, подъехав к кладбищу, мы увидели расчищенную территорию, усыпанную белым гравием дорожку и деревянные ступени, ведущие к месту захоронения, а на самой могиле – прекрасный резной крест и широкий помост для совершения молебна. Конечно, это потребовало немалых трудов многих людей. Сопровождающие меня сотрудники епархии объяснили, что о благоустройстве этого места позаботился Владыка Мефодий, он же и контролировал работу.

Сам молебен был незабываемым. Его возглавляли оба Архипастыря  – митрополит Пермский и Кунгурский Мефодий и архиепископ Женевский и Западно-Европейский Михаил. Такое не часто увидишь. Прекрасно пели семь священников, громогласно возглашал ектиньи протодиакон Кафедрального собора отец Сергий (как мне сказали, бывший оперный певец). Рядом по склону горы и под горой смиренно стояли простые прихожане кладбищенской церкви, пришедшие разделить радость духовного торжества. По окончании молебна к подножию креста возложили цветы. Приложиться ко кресту и взять благословения сразу у двух Архиереев подошли все, присутствовавшие на молебне. Уходить не хотелось».

 

От могилы Анастасии Гендриковой и Екатерины Шнейдер гости отправились к бывшей гостинице «Королёвские номера», где провёл последние дни жизни брат Государя Михаил Александрович со своим секретарём, после чего посетили часовню Архангела Михаила, построенную на месте их убийства.

В тот день архиепископа Михаила, Елизавету Николаевну и Киру Владимировну принял в своей резиденции митрополит Мефодий. За трапезой шёл интересный разговор о жизни Церкви в эмиграции и в России.

После архиерейского приема паломники побывали в Свято-Троицком Кафедральном соборе, где поклонились посоху просветителя Перми епископа Стефана Великопермского, посетили Спасо-Преображенский собор, занятый в настоящее время Пермской галереей. Здесь они увидели прекрасное собрание живописи и знаменитую пермскую деревянную скульптуру, собранную из закрывшихся в 20-е – 60-е годы храмов Пермского края. Уже поздним вечером 15 мая владыка Михаил со своими спутницами приехал в Пермский Свято-Успенский женский монастырь.

Здесь гостям показали православную Свято-Елизаветенскую больницу. Это медицинское учреждение носит имя Великой Княгини Елизаветы Федоровны, явившей пример высокого подвижничества и милосердия. Дважды (в 1914 и 1918 годах) она посещала Пермскую епархию и возносила молитвы в монастырском Успенском соборе, на месте которого и располагается теперь православная лечебница.

16 мая зарубежные гости совершили паломничество в Белогорский Свято-Николаевский монастырь. Красота обители и открывающихся с Белой горы просторов Пермской земли поразили наших гостей.

«Хоть нас и предупреждали, - пишет Елизавета Николаевна, - но мы были поражены грандиозностью восстановленного храма и необозримыми далями, открывавшимися во все стороны с Белой горы. Изумительно красиво, как в Швейцарии, только здесь необъятные пространства. На Белой Горе мы имели счастье омыться в Святом Иверском источнике.

За все труды, заботу и поистине христианское гостеприимство на Пермской земле – низкий поклон митрополиту Мефодию. Благодарим его ближайшего помощника протоиерея Андрея Литовку и сопровождавших нас во всех поездках сотрудников Пермской епархии».

Из письма Киры Владимировны:

«Мы благополучно добрались до Женевы. Владыка прямо из аэропорта поехал на приём в Русскую миссию, а мы с Лизой – по домам. Я очень-очень благодарна Вам за потрясающую организацию и внимание к нашим персонам. Главное, конечно, за Владыку и Лизу. Я же получила ни за что ни про что огромную долю внимания и даров, чувствую, что это не по праву и мне как-то неловко... Но тем паче, благодарю от всей души!»

Далее Кира Владимировна пишет:

«Пересылаю Вам только что полученное письмо от моего нового знакомого по военной переписке – Константина Табачнева. Это потомок полковника Черниговского полка, собирает всю информацию по этому полку. Уже нашёл множество потомков, а также документов и фотографий. Потрясающе! Он, узнав, куда мы направляемся, нашёл в архиве письма, которые, в своё время разыскал по чьей-то просьбе в ГАРФе. Это две открытки семьи Бехтеевых, адресованные Анастасии Васильевне Гендриковой в Тобольск...»

(Несколько слов о Сергее Сергеевиче Бехтееве: три сестры его – Екатерина, Наталья и Зинаида – были фрейлинами императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны. Сам поэт Сергей Бехтеев - автор знаменитого стихотворения: «Пошли нам, Господи, терпенье...», посвящённого Великим Княжнам Ольге Николаевне и Татьяне Николаевне. Это стихотворение было передано с помощью Анастасии Гендриковой в Тобольске Царской семье.)

Открытки (или открытые письма) были отосланы Бехтеевыми из города Ельца, где они жили тогда, по адресу: г. Тобольск, ул. Свободы, дом Корнилова, Гендриковой.

«Сегодня Господь послал нам великую радость получить Ваше дорогое письмо от 2-го ноября. Просим Вас принять нашу горячую благодарность за Вашу великую доброту. В эти тревожные дни мы так измучились, ничего не зная о Вас, дорогих. Со слезами радости, читаем Ваше драгоценное письмо. Да сохранит Вас Господь и Матерь Божия. Бесконечно Вас любящие Бехтеевы».

21.11.17.

2-е письмо.

«Не находишь слов, чтобы выразить Вам всю нашу глубокую благодарность за то великое и неожиданное счастье, которое Вы нам доставили своей драгоценной телеграммой. Со слезами радости читаем ее и горячо молимся за Вас, бесконечно дорогих. Да сохранит Всеблагий и Всемилостивый Господь Вашу драгоценную жизнь на многие лета и пошлет Вам, дорогим, великое счастье, радость и здоровье. Горячо целуем Ваши драгоценные ручки. Бесконечно Вас любящие Бехтеевы».

Дата на печати 1.12.17.

(ГАРФ 651-1-274)

.............................................................

 

Менее чем через год после получения этих писем, в ночь на 4 сентября 1918 года «Ангел Настенька» – Анастасия Васильевна Гендрикова и ещё несколько ни в чём неповинных людей, добровольно последовавших за Царской семьёй, были зверски убиты, тела их сброшены в канавы с нечистотами.

 

Сергей Бехтеев

Пошли нам, Господи, терпенья...

 

Пошли нам, Господи, терпенья

В годину буйных, мрачных дней

Сносить народные гоненья

И пытки наших палачей.

 

Дай крепость нам, о Боже правый,

Злодейства ближнего прощать

И крест, тяжелый и кровавый,

С Твоею кротостью встречать.

 

А в дни мятежного волненья,

Когда ограбят нас враги,

Терпеть позор и оскорбленья,

Христос Спаситель, помоги.

 

Владыка мира, Бог вселенной,

Благослови молитвой нас

И дай покой душе смиренной

В невыносимый страшный час.

 

А у преддверия могилы

Вдохни в уста Твоих рабов

Нечеловеческие силы

Молиться кротко за врагов.

 

Материал подготовлен Лидией Головковой

и Верой Королёвой


Фото: Константин Дубровин

Комментарии

Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:

Введите текст на картинке
обновить текст


Проект электроснабжения