Список альбомов:



Первый монастырь на Урале

Первый монастырь на Урале

История Чердынского Иоанно-Богословского монастыря 

 

В годы святительства епископа Ионы границы Пермской епархии существенно расширились на восток, в междуречье Камы и Чусовой, за счет включения в состав Пермской епархии Перми Великой. Просвещение этой территории светом евангельской Истины состоялось в 1462-1463 гг. Как сообщает Типографская летопись, «и князя их, и церкви постави, и игумены, и попы».

Несколько иначе это событие описано в Вычегодско-Вымской летописи, где указано, что святитель Иона крестил Пермь Великую через семь лет после ее просвещения святителем Пермским Питиримом. В Вычегодско-Вымской летописи не упоминается о поставлении игуменов, а вместо крещения князя сообщается о крещении «княжат Михайловых», то есть детей князя Михаила, который получил от великого князя Московского Василия Темного право быть князем Пермским.

Крещение Перми Великой совпало со временем похода через этот регион московских отрядов, воевавших с марийцами (черемисами), что, по мнению некоторых исследователей, свидетельствует о поддержке миссионерской деятельности святителя Ионы Московским великим княжеством.

В 1463 г. близ Чердыни (столицы Перми Великой) святителем Ионой был основан первый на Урале монастырь в честь святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. На устройство обители щедрые пожертвования делали жители Устюга и Новгорода. Не могло это дело осуществиться и без поддержки Пермского князя Михаила, который сам принял (по другим данным его дети приняли) святое крещение от Пермского святителя. По данным адрес-календаря 1892 года, часть угодий Чердынскому монастырю было подарено сыном князя Михаила – князем Матфеем. О расположении Пермских князей к Иоанно-Богословскому монастырю свидетельствует и синодик XV века, сохранившийся в обители, в котором упомянуты имена четырнадцати князей и княгинь Пермских.

Что касается духовной поддержки, то согласно историческому повествованию, деятельную помощь святителю Ионе оказали иноки Троицкой Печерской пустыни, некогда действующей на территории современной Республики Коми, которые прибыли с Пермским епископом для миссионерского служения. Вероятно именно иноки Троицкой обители стали первыми насельниками Чердынского монастыря.

Иоанно-Богословский монастырь был основан на берегу реки Колвы, на месте, которое изначально находилось за пределами Чердыни. Со временем, когда город разросся, монастырь оказался на территории столицы Перми Великой.

Заинтересованность Московского княжества в поддержке миссионерской деятельности святителя Ионы не была случайной. В начале XVI в. царь Иоанн IV Грозный  упраздняет самостоятельность пермских земель и назначает московских наместников (в дальнейшем воевод) на великопермскую землю. С этого времени усиливается роль Иоанно-Богословского монастыря  как миссионерского центра. Однако  ко времени подчинения Перми Великой Московскому княжеству  сопротивление со стороны язычников не только не ослабевает, но и обостряется. Неоднократно язычники совершали набеги на Чердынь, которая являлась центром христианского просвещения великопермской земли. В Иоанно-Богословском монастыре сохранилась икона, посвященная тезоименитым святым, восьмидесяти пяти защитников Чердыни, прикрывавшим город от ногайских татар с юга и погибшим в сражении 6 января 1547 г. на льду реки Вишеры. Среди воинов был инок Иов. Вероятно, его присутствие в отряде могло иметь то же значение, что и присутствие схимонахов Александра и Осляби на Куликовом поле.

В 1580 г. царь Иоанн IV Грозный издал грамоту, которая способствовала сохранению имущества Иоанно-Богословского монастыря от притеснения со стороны пермских наместников. Этот документ свидетельствует о том, что отношения между монастырем и московскими ставленниками в Чердыни были далеко не благополучными. В грамоте, в частности, сказано: «И вы б (все чердынцы) Богословского монастыря строителя Варлама (первый упоминаемый в письменных источниках игумен монастыря) с братьею и их крестьян от Пермских наместников и от их тиунов и доводчиков берегли во всем, чтоб им и их крестьяном обид и насильств не чинили». Принимая во внимание данный факт, можно предположить, что монастырь к этому времени обладал достаточным имуществом и вотчинами, земли которых, однако, были неплодородными. Писцовая книга 1623-1624 гг. сообщает, что Чердынскому монастырю принадлежали следующие вотчины: деревни Княжная, Тушино, Глебово, Исаковская, Сюрьево, Блиново. «Всего к Богословскому монастырю и его деревням принадлежит худой земли 40 четей в поле, а в дву потому ж; да перелогом 15 четей с осьминою».

Согласно той же писцовой книге, в монастыре к этому времени уже был построен каменный Иоанно-Богословский храм, украшенный дорогими иконами. Однако более поздние источники говорят, что каменный Иоанно-Богословский храм был построен только к 1718 году, после того, как пожар 1700 года уничтожил все монастырские постройки. Согласно этим расхождениям некоторые исследователи предполагают, что каменный храм мог существовать ранее 1718 года, но в начале XVIII века он подвергся серьезной реконструкции.

К началу XVIII века в Чердынском монастыре было два храма: главный – Иоанно-Богословский и надвратный в честь Вознесения Господня. Об этом свидетельствует и опись Чердынского монастыря 1641 г.

Известно, что первым настоятелем и устроителем монастыря являлся некто архимандрит Дионисий. Сведений о нем практически не сохранилось, как и о его последователях. Первым настоятелем, упоминаемым в царской грамоте 1580 года, является Варлаам. В той же грамоте он назван строителем.

Павел Строев в книге «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви» 1877 г., упоминает имена следующих настоятелей Чердынской обители: Варлаам (упомянут в документе 1580 г.); игумен Антоний (ноябрь 1585 г.); игумен Адриан (февраль 1600 г.); Иов (1607 г.); Антоний (ноябрь 1614 г.); Трифон (1624-1630, отставлен в марте); Герасим (определен в марте 1630 г., в 1631 г. переведен в Вятский Трифонов монастырь); Варсонофий Горяинов (1637 г.); Никифор (март 1663 г); игумен Евфимий (1680 г.); Симеон (1705 г.); архимандрит Дионисий (январь 1700 г.); игумен Никита (1737 и 1738 гг.); архимандрит Иосиф (1745-1747 гг.).

Также известно, что в 1717 году игуменом монастыря был Григорий, а в 1751 году игуменом Чердынского монастыря был Иов Тукмачев (в схиме Иисус), который прожил около ста лет.

В 1631 году из-за нестроений в управлении обителью, Чердынский монастырь был приписан к Троице-Сергиеву монастырю (Троице-Сергиевой Лавре). Вероятно, этот статус Чердынский монастырь получил и в связи с тесными отношениями, которые складывались между игуменами монастыря и представителями династии купцов и промышленников Строгановых, которые на протяжении многих лет были благотворителями обители. Кроме того, в середине XVII века Троице-Сергиев монастырь близ Чердыни имел свои солеварни и вотчины.

С момента образования Вятской и Великопермской епархии в 1657 году, Чердынский монастырь перешел в ведомство Вятских Архиереев, о чем свидетельствует «Ведомость о Вятском архиерейском доме и о монастырях Вятской епархии 1-й четверти XVIII века», составленная в 1725 году по указу Святейшего Синода. Известно также, что после пожара 1700 года жители Чердыни провели сбор средств, и в 1717 году, игумен монастыря Григорий получил от архиепископа Вятского и Великопермского Дионисия грамоту на строительство каменного храма. Губернатор Сибири князь Матфей Гагарин прислал в помощь шведских пленных солдат и через год каменный храм был построен (либо существенно  перестроен, если придерживаться версии существования каменного храма прежде этого события). После чего храм стал иметь два предела – нижний в честь апостола и евангелиста Иоанна Богослова и верхний – в честь Вознесения Господня.

В 40-х годах XVIII века определением Казанского правительства, в Чердынь вместо воеводы был послан Коллежский регистратор (станционный смотритель) Михаил Финицкий, ревностный миссионер, который в 1734 году по благословению Преосвященного Лаврентия, епископа Вятского и Великопермского был инициатором просвещения чердынских вогуличей. В 1751 году Михаил Финицкий совместно с игуменом Чердынского Иоанно-Богословского монастыря Иовом Тукмачевым (в схими Иисусом), предприняли миссионерскую ацкию по просвящению чердынских вогуличей.

По данным Пермских епархиальных ведомостей «сими двумя почтенными подвижниками Чердынского уезда ясашные Вогуличи обоего пола в христианскую веру, кротким внушением Евангельской истины, обращены, и в 1751 году сентября 1 и 2 числа, вверх по Вишере реке, в деревне Сыпучих, помянутым игуменом крещены». На берегу Вишеры, на так называемом «Говорливом камне», для новообращенных вогуличей был построен храм в честь Живоначальной Троицы.

На протяжении всего своего существования Чердынский Иоанно-Богословский монастырь активно вел миссионерскую и просветительскую деятельность. В нем переписывались, создавались и собирались книги. К началу XVI в. книжное собрание Чердынского монастыря включало в себя: толковое печатное Евангелие; псалтирь; часовник (часослов); октай (октоих);  минею общую; цветную триодь, два служебника писаных; канонник; устав письменный; книгу жития святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова; книгу постригальник (книгу, содержащую Чин монашеского пострига); две постные триоди; книгу преподобного Ефрема Сирина; книгу праведного Ерофея; святцы; тропари и кондаки. К 1641 г., согласно описи, список книг, хранящихся в Чердынской обители, достаточно расширился. Многие книги были напечатаны в Московских типографиях.

 

Принести книги в дар Чердынскому монастырю стремились многие известные люди. Например, напрестольное Евангелие было получено от знаменитого иконописца Оружейной палаты Московского Кремля Феодора Зубова, выходца из Соликамска. Щедрые пожертвования Чердынскому монастырю делали купцы и промышленники династии Строгановых.

 

Развито в монастыре было и иконописание. Мастера использовали по преимуществу  технику местной иконописи. Многие образы, написанные в Иоанно-Богословском монастыре, сохранились до наших дней. Одним из известных образов Чердынского Иоанно-Богословского монастыря является образ Божией Матери, написанный в 1698 г. на средства жены стольника и воеводы князя Феодора Ивановича Дашкова – княгини Евдокии Михайловны. Еще одним значимым образом Чердынского монастыря является икона «Крещение святителем Ионой жителей города Чердыни и князя Михаила», написанная в XIX в. Особую ценность представляет также иконостас монастырского храма Вознесения Господня, который был установлен в 1734 г. В монастыре сохранились экземпляры резной иконы и пермской деревянной скульптуры, которые были распространены в Чердыни.

 

В марте 1764 г. вышел указ императрицы Екатерины II о секуляризации церковных земель. Следствием этого указа стало упразднение многих монастырей России. Чердынский Иоанно-Богословский монастырь не был закрыт, но был переведен за штат, то есть оставлен на собственное содержание, что не могло не сказаться на организации монастырской жизни и на жизни братии. В 1784 году монастырь пришел в упадок и был упразднен. Монастырский храм был переведен в статус приходского и приписан к храму Богоявления.

В 1792 г. случился еще один пожар, после которого Иоанно-Богословский храм стал единственно уцелевшим зданием бывшего монастырского комплекса.

Возрождение Иоанно-Богословского монастыря в Чердыни началось в 1910 году, спустя более ста лет после его упразднения.

 

Назначенный в конце 1908 года на Пермскую кафедру епископ Палладий (Добронравов), во время одной из своих поездок-ревизий по епархии, обратил внимание на место, где некогда располагалась упраздненная Чердынская обитель. Сохранившийся (хотя и разрушенный) каменный храм в честь святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова и интерес местных жителей к возобновлению монашеской жизни в Чердыни, побудил Архипастыря предпринять действия к восстановлению первого на Урале монастыря. В 1910 году Преосвященный Палладий ходатайствовал перед Святейшим Синодом об открытии монастыря в статусе женского.

Согласно Пермским епархиальным ведомостям, «нашлись… лица, горячо ухватившиеся за эту идею, нашлась и жертвовательница, давшая место для вотчин будущего монастыря – чердынская купеческая вдова Евпраксия Черных». Был сформирован и учрежден Комитет по устройству монастыря, председателем которого стал местный благочинный – священник Алексий Стабников.

Евпраксия Черных в свою очередь ходатайствовала о том, чтобы настоятельницей будущей женской обители стала инокиня (по некоторым данным послушница) Ольга (Кокорева), являвшаяся благочинной Верхотурского Свято-Покровского женского монастыря (в последующем игумения Руфина).

Согласно Пермским епархиальным ведомостям 10 ноября 1911 года за Божественной литургией в Пермском Успенском женском монастыре, на малом входе, был совершен чин пострижения в монашество инокини (послушницы) Ольги (Кокоревой) с наречением имени - Руфина.

Спустя два года после ходатайства епископа Палладия, Указом Его Императорского Величества от 24 июля 1912 года было постановлено: учредить при Иоанно-Богословской церкви города Чердыни женский общежительный монастырь, с таким количеством сестер, которое обитель окажется в состоянии содержать на собственные средства, а также назначить его настоятельницей монахиню Руфину с возведением ее в чин игумении.

21 ноября того же года в Чердынском Иоанно-Богословском монастыре состоялась торжественная встреча новопоставленной игумении Руфины (Кокоревой). Вместе с ней в Чердынь приехало семь насельниц Пермского Успенского женского монастыря.

Менее чем за пять лет, усилиями настоятельницы и сестер обители был восстановлен полуразрушенный монастырский храм, построены два новых монастырских корпуса, образовано хозяйство: домашний скот и покосы. В годы первой мировой войны при обители был открыт «Романовский приют» для детей-сирот, потерявших родителей на войне, которому покровительствовала Великая Княжна Татьяна Николаевна.

За короткий срок игумения Руфина смогла организовать жизнь в женской обители и заслужить большой авторитет среди сестер и жителей Чердыни.

Известно, что в 1917 году игумения Руфина (Кокорева) посетила Москву, где встречалась с Великой Княгиней Елисаветой Феодоровной, основательницей Марфо-Мариинской обители. Елисавета Феодоровна оказала игумении Руфине радушный прием.

С 1918 года началось тяжелое время для Иоанно-Богословской обители. Неоднократно монастырь подвергался поборам со стороны большевиков. Игумения Руфина сама лично вступала в переговоры с представителями советской власти. Настоятельница Чердынской обители также посещала дома нуждающихся, пострадавших от пришедшего в Чердынь большевистского режима. Она тайно приносила в бедные семьи муку и сахар. Узнав об этом, красноармейцы арестовали настоятельницу Чердынского монастыря, но, опасаясь народного возмущения, вскоре освободили ее. Выйдя на свободу, подвижница продолжала помогать обездоленным и заступалась за безвинно арестованных людей.

В конце июня 1919 года при отступлении Тобольского полка из города, игумения Руфина вместе с четырьмя сестрами Иоанно-Богословского монастыря покинула Пермскую епархию, направившись в Хабаровский край.

В Николаевске (ныне Николаевск на Амуре) игумения Руфина с монахинями организовали детский приют и ясли. Вскоре из-за военных действий им пришлось уехать и из Николаевска. В феврале 1920 года матушка Руфина с сёстрами прибыла во Владивосток, где устроилась на частной квартире. Там настоятельницу Чердынского монастыря снова арестовали и только после многократных допросов отпустили. После трехлетнего проживания во Владивостоке мать Руфина с сестрами вынуждена была бежать в китайский город Харбин.

Находясь в Китае, игумения Руфина тяжело заболела. Болезнь продолжалась около девяти месяцев, во время которой больная впала в забытье, продолжавшееся около двух часов. Сохранилось описание, что во время этого события произошло следующее: вдруг глаза ее приоткрылись и тихие слова заставили всех обернуться: «О человечество! Чего ты лишаешься! Господи! Пошли мне какие угодно страдания, но только не лиши меня этой радости!» В муках ей было дано укрепление. После этого необычного случая игумения Руфина пошла на поправку.

Первый год пребывания в Китае был очень трудным для русских подвижниц. Не хватало денег даже на еду. В 1924 году сестры поучили помещение, в котором организовали обитель в честь Тихвинской иконы Божией Матери с домовым храмом в честь великомученика Димитрия Солунского. Богослужения в храме совершались ежедневно. Многие беженцы из России находили в Тихвинской обители утешение, а в лице игумении Руфины мудрую наставницу.

В 1926 году в Китае произошло еще одно удивительное событие связанное с игуменией Руфиной – в ее руках обновился фольговый, проржавевший образ Божией Матери «Владимирская» - «невидимый Художник, сотворивший из ничего весь мир одним Своим словом, в один момент превратил в светлый, новый, сияющий благодатью образ Своей Пречистой Матери!», - описывала позднее это событие приемница игумении Руфины – игумения Ариадна (Мичурина).

Чудесное обновление иконы Божией Матери совершилось в присутствии семи мирян, случайно прибывших в обитель, и сестер монастыря.

В 1932 году при Харбинской обители был организован «Ольгинский дестский приют», в котором воспитывалось около 600 девочек. В том же году город был оккупирован Японской императорской армией. Жизнь православных людей стала невыносимой, многие русские стали покидать город. Покинула Харбин и игумения Руфина (Кокорева), оставив в Тихвинской обители старшей монахиней – Ариадну (Мичурину), которая впоследствии стала игуменией этой обители.

В 1935 году игумения Руфина, по благословению святителя Иоанна (Максимовича), Архиепископа Шанхайского и Сан-Францизского, выехала в Шанхай, где организовала отделение Харбинской обители. После, планировалось перевести подворье в Америку. Но реализовать этот план при жизни игумении Руфины не удалось.

Летом 1937 года матушка Руфина почувствовала себя плохо. 11 июля она в последний раз присутствовала на богослужении. 14 августа, в канун празднования Успения Божией Матери, архиепископ Иоанн (Максимович) в последний раз причастил ее.

Ночью 15 августа 1937 года, в праздник Успения Божией Матери, в 3 часа 49 минут, игумения Руфина скончалась, оставив следующее завещание: «Живите в мире, любви и согласии. Любите больше всего Бога и отдайте Ему свою душу и сердце».

Так окончился земной путь настоятельницы Чердынского Иоанно-Богословского женского монастыря.

Официально Чердынский монастырь был закрыт в 1940 году. К тому времени Иоанно-Богословский храм уже имел статус приходского.

По решению советских властей в здании храма предполагалось разместить антирелигиозный музей, но фактически это решение не было исполнено.

В 1946 г. верующие чердынцы начали требовать возвращения здания храма под нужды Церкви. Через год храм был возвращен чердынскому приходу.

В 2003 году Чердынскому Иоанно-Богословскому монастырю исполнилось 540 лет со дня основания. 13 сентября того же года в Иоанно-Богословском храме была совершена первая за многие годы Божественная литургия.

В 2004 году по указу Священного Синода Русской Православной Церкви Чердынский монастырь был восстановлен. Начался процесс восстановления обители.

В 2011 году были закончены реставрационные работы в храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

Сегодня в монастыре проживает около двадцати насельников. За время деятельности монастыря был возвращен и отремонтирован братский корпус, организован духовный центр в котором действует взрослая и детская воскресные школы, библиотека, была построена паломническая гостиница, корпус для мастерских и другие хозяйственные здания.

В 2016 году на территории монастыря была возведена часовня-купель в честь святого апостола и евангелиста  Иоанна Богослова, в память о крещении чердынцев в 1463 году епископом Ионой.

Сегодня монастырь окормляет дом престарелых в с. Покча и осужденных в колониях Ныроба и Кушмангорта.

 

Ольга Троицкая

Благодарим пермского краеведа Татьяну Леонидовну Морозову за предоставленные при подготовке статьи материалы.


Комментарии

Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:

Введите текст на картинке
обновить текст