Список альбомов:


Нужна помощь!

Великопостная беседа со священнослужителем.  Об искушениях и трудностях поста. 12.12.2011
Нужны сестры милосердия

Братья и сестры!

Руководство Медсанчасти № 9 города Перми и настоятель храма святого великомученика и целителя Пантелеимона священник Ярополк Призюк просят всех неравнодушных людей помочь в уходе за больными людьми.

Перейти в раздел »


Великопостная беседа со священнослужителем. Об искушениях и трудностях поста.

Великопостная беседа со священнослужителем.

Об искушениях и трудностях поста.

 

Пост – это образ человеческой жизни, Пасха – это образ нашего всеобщего воскресения и вечной жизни. Как человек постится, так он в конечном итоге и живет, как человек живет – таким образом он и выбирает себе пост. Поэтому важный шаг для человека во время поста – определить для себя главное. Что для меня главное в жизни? Что для меня главное в моих приоритетах? Где для меня поиск Царства Небесного?

 

И вот тогда совершается первая, важная победа. Потому что если у человека Царствие Небесное и поиск правды Божией не стоит на первом месте, а стоит между другими его важными духовными или человеческими приоритетами, тогда пост, как бы строг он ни был, и как бы серьезно он не проходил, теряет свой смысл.

 У нас часто  бывает так:  «православие и…», «христианство и…». В такой конструкции  христианство хотя и стоит на первом месте, но мыслится как приложение к тому второму. Как подтверждающее что угодно, самые хорошие вещи: национальные идеи, монархию, патриотизм. Но христианство не может быть «и…», оно с буквой «и» не сочетаемо.

Православие не «и», а просто стоит на первом месте. Если православие вместе с чем-то стоит на первом месте, увы, значит, оно — уже на втором или на третьем, а на первом месте — какое-то твое личностное увлечение или твои личностные амбиции, или твоя личная идеология, которая должна подтверждаться православным христианством.

Пост – это то время, когда человеку очень важно понять кто он такой, каким является по своей сути, что у него творится внутри. Он может наконец-то понять: «Ах, вот я какой на самом деле! Вот, что вомне есть! Вот, что во мне сидит и нарывает,  болит! Потому что как только меня кто-то тронет, сначала я терплю, но потом-то терпеть  уже не могу,  срываюсь, бешусь, во мне все это клокочет, и я думаю, что все вокруг меня виноваты. Они же не делают так, как я хочу, являются причиной моего раздражения, ни за что ни про что обижают!»

 И вот здесь оказывается, что это искушение Великого поста, которое постигает практически каждого из нас, можно воспринимать по-другому, как замечательный урок, как милость Божию, посланную на наши молитвы, как ответ на запрос смирения. Если мы вдруг поймем, кто мы на самом деле, то для нас появляется реальная возможность стать другими. Поскольку мы живем в иллюзии относительно самих себя, с нами ничего и не происходит, мы не движемся никуда, мы ходим по одному и тому же заведенному кругу. Но как только мы правильным образом определим это состояние возмущения, замутненности, мути нашей, которая вдруг поднялась со дна наверх, значит, у нас есть возможность эту муть очистить, придти к покаянию.

 Вот это и является центром великопостных искушений, милость Божья, посланная к человеку, чтобы дать ему понять, кто он есть на самом деле. Потому что только через это человек постигает, что такое смирение. Когда у него есть возможность смириться перед тем, кто его обижает. Есть возможность направить стрелу укорения, самоукорения на самого себя, потому что пост – это время самоукорения. «Господу Богу твоему покоряйся и ему единому служи», — говорит Господь в ответ на это искушение сатаны. Что значит поклоняться Богу в духе истинном? Это значит подражать Христу, научиться у Него, потому что Он кроток и смирен сердцем. Это важнейший плод Великого поста, который должен с каждым из нас случиться, в той или иной мере, в той или иной степени, -  приобретение небольшого хотя бы плода смирения, научение тому, что если с нами происходит какая-то неприятная вещь, то в этой неприятности наша муть, наша нечистота. Сколько чистое не крути – оно все равно будет чистым, грязнее от этого не станет. Свойство смирение, оно таково – сколько его не болтай, оно не меняемо – оно остается таким же, как этот чистый стакан воды. Так и наша душа, если Великим постом мы сможем ее очистить от этой мути, значит, мы не зря постились.


 - А что такое тогда духовный совет, послушание духовнику?

 

- Я не очень себе понимаю, что такое «послушание духовнику» в том смысле, который часто люди вкладывают в эти слова, потому что одно дело, когда есть такое послушание как в монастыре, там понятно почему оно происходит – люди дают монашеские обеты. То есть, они вручают свою жизнь в руки духовных руководителей в монастыре. Жизнь их происходит в строгом уставе, у каждого есть свое послушание и духовник, которому человек доверил свою жизнь.

 Когда мы говорим о послушании духовнику в наших приходских условиях, мне не кажется, что мы можем вообще эти вещи как-то сравнивать. Почему? Потому что у нас совсем другая практика. Духовничество приходского священника имеет другие законы. Если приходской священник начинает из себя разыгрывать монастырского старца, то это, конечно, катастрофа.

 Послушание и вообще духовничество – это очень сложная область духовной жизни, трудно определимая. Одно дело – священник, которому ты исповедуешься, это совершенно не обязательно твой духовник.  Мы не может возложить на приходского священника обязанности регламентировать нашу жизнь. С какой стати? С какой стати я вообще должен об этом думать, как священник? Почему я должен решать ваши проблемы, которые вы можете решить сами по себе? Священник может, конечно, взяться за это, но я не понимаю с какой стати? Почему священник должен думать менять человеку квартиру или не менять? Делать ему ремонт или нет?

 Духовничество – это некое духовное родство, духовное единомыслие между человеком и священником. Приходской священник, он не обязан быть духовным отцом. Священнику вообще не вменяется обязанность при рукоположении быть духовным отцом кого-то. Так может случиться, но может и не случиться.  Священник проповедует Евангелие, прежде всего благовествует о Христе, служит Божественную Литургию и собирает людей у Христа.

 Но каждому из нас дана та свобода, которой мы обязаны распоряжаться, эта свобода касается ответственности за нашу жизнь, нашу семью, за те условия, в которых мы живем. Мы не можем все время жить так, чтобы возложить ответственность за нашу жизнь на кого-то другого.

 Очень многие люди думают: «Батюшка мне дал послабление поста, хорошо, у меня будет послабление». Если надо послабление – любой священник даст, но зачем. Если ты хочешь поститься, то зачем тебе послабление? Если ты не можешь чего-то не есть, тогда зачем тебе спрашивать у священника, если ты и сам это знаешь? Зачем тебе лишний раз брать благословение на то, что и так понятно? Что изменится от этого благословения на послабление? Ровно ничего, просто человеку так спокойнее. Что означает это спокойствие? Ради чего оно? Если мы не понимаем, Кто для нас Бог, если мы в Боге не видим отечества, то зачем мы постимся?

 Это вещи, которые очень важны для нашего понимания. Наша свобода, наша ответственность и наша жизнь во Христе. Мы не можем все время перекладывать ответственность за какие-то простые вещи, которые мы обязаны сами решать.

Без всякого сомнения, человек имеет полное право и должен советоваться со священником. Но совет и послушание – это разные вещи. Послушание – это когда я живу и все, что я не делаю, я делаю по послушанию. Но мы так не живем. Получается, что у нас послушание какое-то выборочное. Мы берем благословение на какие-то отдельные вещи, в которых мы не уверены, которые сами по себе к частной духовной жизни отношения не имеют.

 Послушание прекрасное, когда оно существует, как взаимообогощающий фактор. Ведь когда мы говорим о послушании Богу, мы воспринимаем это как исполнение Его святых заповедей, но при этом мы совершенно забываем, что Бог находится у человека в послушании. Ведь мы все время умоляем Его исполнить наши молитвы, все время Его о чем-то просим, Он все время нас слушает и слушается. Высший проявляет послушание низшему и тогда совершается послушание в полной мере.

 Когда родители находятся в послушании у своих детей с самого первого момента их жизни, они вслушиваются в них, они очень к ним внимательны, реагируют на каждое детское неудовольствие, слезы, детскую радость. Когда родители умеют слышать своего ребенка, находясь у него в послушании с младенчества, то тогда и дети оказываются в послушании у своих родителей, могут их слушать. Здесь нет специальных вещей, которые делают послушание почти армейской дисциплиной, когда послушание воспринимается, как исполнение чьей-то чужой, навязанной воли.

 Церковь – не армия, тут нет команд, приказов, это послушание любви. Когда у человека существует духовник, то сначала духовник находится в послушании у своих чад духовных, он так их хорошо должен знать и слышать, понимать, видеть их, чтобы его слово потом по отношению к чадам своим воспринималось, как истинное, тогда они будут его слушаться. Если они его тогда не послушают, они будут пожинать плоды своего непослушания. Жестко руководить никто не может, понимаете? Это вещи другого плана, это вещи дисциплинарные, послушание – не дисциплина в  узкоармейском смысле, это совсем другое. У  человека при этом есть своя воля, своя ответственность, свои мозги, которые ему тоже вручил Господь, поэтому думать о своей жизни, о своем спасении человек должен сам. Это его ответственность перед Богом, по-другому быть не может.


Почему принято считать, что в Великий пост приключаются всякие неприятные события с верующими - искушения Великого поста? Таких неприятных вещей боишься.

 

  - Не надо бояться жить. Есть люди, которые боятся жить, они говорят так: «Побольше поспишь, поменьше нагрешишь». Я как раз думаю, что Великий пост – это время, когда нам как раз надо по-настоящему начать жить. Если Господь нам посылает не очень приятные встречи и события, думаю, что они промыслительны. Бояться промысла Божьего в нашей жизни не надо. Я уже сказал, что Евангелие начинается со смерти ни в чем не повинных младенцев. Если мы не боимся читать Книгу, которая начинается с такого страшнейшего события и считаем это самым главным в своей жизни, мы не должны, в принципе, бояться жить.

 С нами, дорогие наши христиане, может случиться что угодно в любой момент нашей жизни. Мы не должны этого бояться. Каждое воскресенье мы приступаем к Чаше, где распятый Христос и трудно думать о том, что человек, решившийся приступить к Чаше, где ломимое Тело Христово и Его Кровь излиянная, будет после этого в своей жизни рассчитывать на какое-то благополучие. Задумайтесь об этом – мы приступаем к распятию Христа, особенно Великим постом это постоянно провозглашаем. Зачем мы тогда идем к Чаше, если мы не готовы к какому-то страданию, если мы для себя не мыслим возможность внутри нашей веры пострадать? Мне кажется, что было бы не честно приступать к Чаше с Причастием, не думая об этом.


Протоиерей Алексий Уминский,

настоятель храма Святой Троицы в Хохлах,

телеведущий, член редсовета журнала «Альфа и Омега»,

автор многочисленных публикаций на тему христианской педагогики.


Комментарии

Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:

Введите текст на картинке
обновить текст